Самый сок. Отборное чтиво для думающих

  • Автор темы Portret
  • Дата начала
Portret

Portret

Регистрация
14/8/18
Сообщения
27
Симпатии
129
Депозит
0.00 RUB
Автор темы #1
Образ России в современной западной прессе
Каков образ России в современных западных медиа? Насколько он объективен? Несколько лет назад в своей книге «Трансформации образа России на западном экране: от эпохи идеологической конфронтации (1946-1991) до современного этапа (1992-2010)» [Федоров, 2010], я уже попытался ответить на эти вопросы на примере зарубежного кинематографа.
imagerussia.jpg
На сей раз я решил сменить объект исследования, переместив взгляд от кино к прессе и, не погружаясь в глубину десятилетий, сконцентрировался на коротком современном двухмесячном периоде — с 5 мая 2013 по 5 июля 2013 года. Источники западной прессы, вошедшие в круг выборки: The New York Times The New York TimesLe Figaro, The Washington Times, Monde, El Pais, The Huffington Post, The Washington Post, The New York Post, The Christian Science Monitor, Independent, Foreign Policy, Le Nouvel Observateur, Die Zeit, Il Sole 24 Ore.

Основные аспекты, которые затрагивались в западной прессе на российскую тему (в статьях, опубликованных в период с 5.05.2013 по 5.07.2013): политическое и экономическое положение России, гомофобия, «дело Сноудена», эффект Pussy Riot, Олимпиада в Сочи и др.
Прежде всего, бросается в глаза, что западная пресса практически во всех сюжетах, связанных с Россией, пытается обнаружить только негативные стороны. При этом активно используются такие основные приемы манипулятивного воздействия медиа на аудиторию:
  • «оркестровка» — психологическое давление в форме постоянного повторения тех или иных фактов вне зависимости от истины;
  • «селекция» («подтасовка») — отбор определенных тенденций — к примеру, только позитивных или негативных, искажение, преувеличение (преуменьшение) данных тенденций;
  • «наведение румян» (приукрашивание фактов);
  • «приклеивание ярлыков» (например, обвинительных, обидных и т.д.);
  • «трансфер» («проекция») — перенос каких-либо качеств (положительных, отрицательных) на другое явление (или человека);
  • «свидетельство» — ссылка (не обязательно корректная) на авторитеты с целью оправдать то или иное действие, тот или иной лозунг;
  • «игра в простонародность», включающая, к примеру, максимально упрощенную форму подачи информации.
Например, западные страны под пером аналитиков крупнейших европейских и американских газет непременно выглядят «оплотом демократических ценностей», свобод, прав человека и пр. («наведение румян»), в то время как современная Россия представляется авторитарной страной, попирающей эти самые ценности, свободы и права человека, «полицейским государством» с громадной, негостеприимной территорией (границы которой невозможно защитить), окруженной враждебными соседями [Stratfor, 2013]. Кроме того, Россия обвиняется в ностальгии по былому советскому величию, которое она хочет вернуть любой ценой [Frachon, 2013], в том, что «Путин сумел закрыть рот оппозиции» [Avril, 2013a] и т.п. Так по отношению к России активно используется хорошо отработанный и в прошлые десятилетия прием «приклеивания ярлыков».

Так в статье М.Адоманиса из Forbes задается, по сути дела, весьма провокационный вопрос: «Почти каждый раз, когда народное восстание свергает авторитарное правительство, люди начинают открыто размышлять о том, когда же то же самое произойдет в России?» [Adomanis, 2013]. Представьте себе на минуту, что аналогичная форма вопроса возникла бы в статье журналиста влиятельной российской газеты по отношению к Америке. Боюсь, что это могло бы привести к дипломатическому скандалу и обвинению России во вмешательстве во внутренние дела США в форме подстрекательства людей к государственному перевороту. А по отношению к России западная пресса, к сожалению, может позволить себе и не такое…

Столь же враждебно к России настроена и редакционная статья в The Christian Science Monitor, где полном соответствии с манипуляционными приемами «наведения румян», «подтасовки» и «приклеивания ярлыков» абсолютно бездоказательно утверждается, что «Америка давно основывает свою внешнюю политику на нравственности, но Россия при Путине поступает далеко не так» [Monitor's Editorial Board, 2013]. Неужели The Christian Science Monitor всерьез считает, что США проявили свою внешнеполитическую нравственность в Ираке, когда ложно обвинив тамошнее руководство в незаконном производстве ядерного оружия, начали войну, унесшую жизни тысяч мирных граждан? Или высокая нравственность американской политики проявилась во время войны Афганистане?

По мнению The Christian Science Monitor, решение Путина послать в Сирию системы противовоздушной обороны — «безразличие к людским страданиям и требованиям народа, который просит демократии» [Monitor's Editorial Board, 2013]. А поставки Западом оружия для сирийских оппозиционеров, которым они убивают войска законного правительства и опять-таки мирных граждан, это, значит, снова образец нравственности?
Даже, если западная пресса хвалит за что-то Россию и Путина, то это, как правило, всего лишь ирония. Так, по мнению, М.Гудвина из The New York Post, В. Путин знает, в чем состоят национальные интересы своей страны, и готов эти интересы отстаивать, а Б. Обама живет иллюзиями: «беспорядок в мире с каждым днем нарастает, а Обама, похоже, не замечает этого и не волнуется», так как он всего лишь «мышонок против мужчины» [Goodwin, 2013].

Куда резче пассажей М.Гудвина выглядят «оркестровочные» утверждения Дж. Р.Болтона и П.Э. Десаттер в Foreign Policy, считающих, что «план сокращения ядерных вооружений, предложенный Обамой, означает, что Москве сойдет с рук убийство», так как «риторика и политика России возмутительны, но еще хуже, что администрация Обамы намерена еще более ослабить силы сдерживания и противоракетной обороны США, дабы задобрить Москву» [Bolton, Desutter, 2013]. Да уж, если верить эмоциональной риторике Дж. Р.Болтона и П.Э. Десаттер, получается, что Б.Обама — чуть ли не агент Кремля, осознанно разрушающий оборону США…

Обвинения Запада в безрассудной уступчивости В.Путину и России содержатся и в статье журналиста El Pais Ж.-М.Коломбани, который (по его словам, в отличие от лидеров западных стран) видит все больше признаков абсолютизма во внутренней политике России и ультранационализма — во внешней [Colombani, 2013]. Таким образом, The New York Post и El Pais солидарны в том, что отношение (и сейчас, далеко не радужное) Запада к России должно быть еще более жестким и враждебным.

Британская The Huffington Post в связи с принятием Россией нового закона, направленного на запрет распространения пропаганды гомосексуализма для несовершеннолетних, делает подтасовочный вывод, что «Россия возвращается к одобряемой на государственном уровне гомофобии царистских и сталинских времен» [Tatchell, 2013], полагая, по-видимому, что демократия и соблюдение прав человека должны проявляться именно в активной и тотальной пропаганде гей-движения, невзирая на возраст и религиозные традиции той или иной страны.

Еще одно событие, вызывающее массовые протесты западной прессы — новый российский закон о некоммерческих политических организациях, получающих финансирование из-за границы, которые теперь должны регистрироваться как иностранные агенты. The Washington Post полагает, что это «удар по гражданским организациям, который может подорвать строительство демократии в России на годы вперед» [Lally, 2013], хотя на самом деле данный закон не запрещает политически направленным НКО получать финансирование из-за рубежа. Не говоря уже о том, что реакция западной прессы была бы, скорее всего, совсем другой, если бы, например, американские политические НКО получали бы российскую финансовую помощь…
Не менее активно — и уже многие месяцы — обсуждается в западной прессе история панк-группы Pussy Riot, которая с помощью «наведения румян» предстает перед зарубежными читателями в виде оплота демократического феминизма. К примеру, Independent считает, что суд над участницами Pussy Riot, эпатажно выступившими в храме Христа Спасителя с песней, призвавшей Богородицу прогнать Путина, стало толчком к глобальной дискуссии о характере протестного движения и роли женщин в России: «это свидетельствует о том, чего могут достигнуть женщины, которые не отступаются от своих убеждений» [Walker, 2013]. Интересно, что написала бы Independent, если бы американские феминистки выступили бы с «панк-молебном», направленном против президента Обамы, в главной церки Вашингтона? Осмелюсь предположить, что для пафосной фразы о женщинах, «которые не отступаются от своих убеждений» в Independent тогда уже не нашлось бы места…

Намеченная правительством РФ реорганизация Российской академии наук вызвала много споров — и в научной среде, и в парламенте, и в масс-медиа. Однако и здесь западная пресса не склонна анализировать «за» и «против», заявляя, что «эта беспрецедентная по своей поспешности и размаху реформа» [Bonet, 2013] несет исключительно негативный характер…

Большой резонанс во всем мире вызвало, как известно, дело бывшего агента ЦРУ Э.Сноудена, разоблачившего систему отслеживания интернет-переписки ведущих стран мира, налаженную спецслужбами США. Само собой, западная пресса постаралась и этот случай использовать в антироссийских целях: таких «оркестровочных» статей было опубликовано множество. Но суть большинства из них проста: бездоказательно утверждается, что «за тщательно спланированной кампанией по использованию ситуации со Сноуденом для подогревания антиамериканских настроений в России стоит российская Служба внешней разведки» [Gertz, 2013].

Столь же голословно любой российский оппозиционер априори представляется западной прессой честнейшим борцом с коррупцией и поборником демократии. Так в начале июля 2013 года мэр Ярославля, «символ надежды российской политической оппозиции» [Herszenhorn, 2013], был задержан по обвинению в вымогательстве взятки. Но даже когда мэр «категорически отверг эти обвинения, федеральные чиновники продолжали утверждать, что он виновен», — пишет в The New York Times Д. Хершенхорн [Herszenhorn, 2013]. Итак, Д. Хершенхорну каким-то неведомым образом точно известно, что мэр Ярославля никаких взяток не брал, а российские власти этим задержанием хотят запугать «всех самостоятельных политиков и просто активных граждан». Но так как Д. Хершенхорн все-таки не следователь и не прокурор, а свои рассуждения строит абсолютно бездоказательно, то возникает вопрос, а что, если мэр Ярославля, в самом деле, в итоге окажется взяточником? Что тогда напишет The New York Times?

Маленький вопрос читателю. Пердположим, что некий оппозиционный террорист выступил в интернете с заявлением о том, что, отстаивая независимость, к примеру, Техаса, он сделает все, чтобы сорвать Олимпийские игры, проводимые на территории США. С какими заголовками выйдут статьи в западной прессе на эту тему? Уверен, что с возмущенными. Что-то вроде «Америка не позволит террористам сорвать олимпиаду» и т.д.
Однако по отношению к террористу Д.Умарову, заявившему о своем намерении сорвать олимпийские игры в Сочи 2014 года, Il Sole 24 Ore позволяет себе совсем другой заголовок статьи — ни больше, ни меньше как «Эмир Кавказа объявляет войну Олимпийским играм Путина» [Scott, 2013]. То есть не террорист, и даже не сепаратист, а «Эмир Кавказа», и не всемирная Олимпиада, а «Олимпийские игры Путина»… Тут Вам и «наведение румян» (на террористов) и подтасовка (заинтересованность в проведении Олимпиады приписывается только одному человеку), и «игра в простонародность»…
Il Sole 24 Ore вторит и Le Figaro, не без сарказма утверждая, что «любой теракт в Сочи подорвет кредитоспособность президента России Владимира Путина» [Avril, 2013b]. И тут же приводится ссылка на некое авторитетное мнение о том, что «обращение Умарова больше похоже на провокацию, целью которой может быть новое закручивание гаек спецслужбами» [Avril, 2013b], то есть явный трансфер негативных качеств с терроризма на российские спецслужбы.

На этом фоне даже в целом довольно критичная статья Т. Геноле в Le Nouvel Observateur кажется куда более благожелательной к России. «Россия — безалаберное государство, в котором решение любой проблемы невозможно без прямого вмешательства Путина, — утверждает Т. Геноле [Guenole, 2013], а сам «Путин — никакой не диктатор, он выступает арбитром в олигархической системе, куда входят бизнесмены, высокопоставленные чиновники, а также политики, объединенные безоговорочной верностью президенту [Guenole, 2013]. Довольно точно отмечена Т. Геноле и «главная проблема российской оппозиции — всеобщая зацикленность на протесте против Путина и отсутствие политических предложений, отвечающих чаяниям народа… Политические взгляды участников движения варьируются от крайне правых до крайне левых, следовательно, единую политическую программу они составить тоже не могут» [Guenole, 2013].

Сдержанный оптимизм относительно взаимоотношений России и Запада прослеживается и в статье У. Ингланда из The Washington Post, где отмечается, что «представитель Госдепартамента похвалил Россию за логистическую помощь агентам ФБР, проводящим расследование по бостонским взрывам» [Englund, 2013]. Аналогичное мнение высказывает и Ч.Шейнор в The Huffington Post: «Мы должны поблагодарить русских за предоставленную информацию» [Shanor, 2013].

Сохранить мирные отношения с Россией призывает и П. Дж. Сондерс в The Washington Post. «Чем объясняется истерика вокруг России? — спрашивает он своих читателей, — Если судить по тону заявлений, которые в Вашингтоне сходят за политический дискурс, можно подумать, будто российские войска концентрируются у западной границы, а оппозиционеров в России казнят сотнями» [Saunders, 2013].
А вот Г. Эрлер в Die Zeit выражается еще определеннее уже в заголовке самой статьи: «Хватит пинать Россию!». Автор настаивает на том, что Европе нужна «всеобъемлющая европейская политика по отношению к России, где отправной точкой могла бы стать концепция партнерства для модернизации, под которой подразумевается не только сотрудничество в сфере технологий, но охватывающие все общество реформы — от эффективного управления государством и работающей социальной системы до сильного гражданского общества, являющегося критически настроенным партнером действующей власти» [Erler, 2013].

Выводы. Итак, число проанализированных нами статей в западной прессе (американской, британской, французской, испанской, немецкой) на российскую тему (опубликованных в период с 5.05.2013 по 5.07.2013) составило 21. При этом выявлено, что в 16-ти из них создан отчетливо негативный образ России. Количество статей в западной прессе на российскую тему (опубликованных в тот же период) с положительным имиджем России — 0. Число статей в западной прессе на российскую тему (опубликованных в период с 5.05.2013 по 5.07.2013), в которых акцент делался не на негативном образе России, а на идеях сотрудничества с ней, пусть даже вынужденного: 5.
Разумеется российская действительность — сложное явление, где можно найти немало как негативных, так и позитивных явлений. Вот почему «российскую политическую жизнь следует анализировать во всей ее полноте» [Guenole, 2013]. Однако, увы, в западной прессе это бывает крайне редко. Куда чаще получается совсем иначе — под видом объективности и непредвзятости большинство авторов статей в западной прессе создают гипертрофированно негативный образ России.
Опубликовано в журнале «Медиаобразование». 2013. № 4.
 
Portret

Portret

Регистрация
14/8/18
Сообщения
27
Симпатии
129
Депозит
0.00 RUB
Автор темы #2
Карл Юнг о том, почему некоторые люди раздражают нас

У швейцарского психоаналитика Карла Густава Юнга и писателя Германа Гессе можно найти поразительно схожие мысли относительно того, почему некоторые люди раздражают нас так сильно. Вот пара показательных цитат:



Если вы ненавидите человека, вы ненавидите в нем что-то, что является частью вас самих. То, что не является нашей частью, не беспокоит нас.​
— Герман Гессе, «Демиан»

Все, что раздражает нас в других, может привести к пониманию нас самих.​
— Карл Юнг



Как отмечают Гессе и Юнг, если кто-то говорит или делает что-то, кажущееся эгоистичным или грубым, а мы в ответ испытываем злость или разочарование, значит, в этом опыте есть что-то, что может рассказать нам больше о нас самих.

Это не значит, что другие люди не ведут себя аморально или что наше суждение о таком поведении полностью безосновательно. Речь о том, что наша негативная эмоциональная реакция на воспринятые недостатки других людей отражает что-то, происходящее внутри нас.

Психологическая проекция — известный механизм самозащиты

Он вызывает проецирование наших собственных неуверенностей, изъянов и недостатков на других. Когда мы строго судим кого-то другого за то, что он груб, эгоистичен или глуп, в каком-то смысле мы делаем это для того, чтобы избежать противостояния этим характеристикам в нас самих.

В своей работе «Исследование феноменологии самости» Юнг говорит о «тени» — неизвестной, темной стороне личности.

Она темная, потому что является инстинктивной, иррациональной и примитивной, состоящей из таких импульсов, как похоть, власть, жадность, зависть, гнев и ярость.

Но она также является скрытым источником творчества и интуиции. Осознание и интеграция теневого аспекта существенны для психологического здоровья — процесса, названного Юнгом индивидуацией.

Тень темна также потому, что она скрыта от света сознания.
Согласно Юнгу, мы подавляем эти темные аспекты бессознательного, именно поэтому рано или поздно начинаем проецировать их на других. Он пишет:

Эти сопротивления обычно связаны с проекциями. Независимо от того, насколько очевидно может быть для независимого наблюдателя то, что это вопрос проекции, почти нет надежды, что субъект сам это осознает. Как известно, дело не в сознании субъекта, а в бессознательном, которое совершает проекцию. Следовательно, он встречается с проекциями, но не создает их. Результат проекции заключается в изоляции субъекта от его окружения, поскольку реальное отношение к нему заменяется иллюзорным. Проекция преобразует мир в копию собственного неизвестного лица субъекта.

Нередко прискорбно наблюдать, как вопиюще человек спутывает свою собственную жизнь и жизни других, оставаясь полностью неспособным увидеть, что вся эта трагедия происходит в нем самом и как он продолжает подкармливать ее и поддерживать.

Нет, не человек или его поведение беспокоит нас, а наша реакция на него. Но мы можем использовать эту реакцию как инструмент для рефлексии, чтобы выяснить, почему эта злоба и раздражение возникают.

На каком-то глубоком внутреннем уровне мы знаем, что все люди в сущности одинаковы. Это не «другой». Это «мы» или «наше», выраженные в различных телах с различными точками зрения.

Священник Эдвард Бикерстет в «Трактате о молитве» так описывает один эпизод из жизни английского христианского реформатора Джона Брэдфорда:

Благочестивый мученик Брэдфорд, когда он увидел бедного заключенного, которого вели на казнь, воскликнул: «Туда, если бы не милость Божия, шел бы и Джон Брэдфорд». Он знал, что в его сердце есть те же греховные начала, которые привели преступника к этому позорному концу.

Цитата открыта для различных интерпретаций, но в свете этой дискуссии, можно сделать вывод, что Брэдфорд осознавал зло — теневой аспект — в себе, которое привело кого-то другого к совершению преступления и впоследствии к казни.

У каждого из нас есть тень, как и свобода принимать собственные решения. И каждый из нас способен совершать то, что будет его беспокоить. Но именно появление этого беспокойства заставляет нас противостоять теневому аспекту личности.

При этом негативные эмоции, которые у нас возникают по поводу поведения других людей (раздражение, злость, ярость), можно использовать для внимательного изучения своей реакции, знакомства со своей тенью и в, конечном счете, со своей личностью во всей ее многогранности.
 
Portret

Portret

Регистрация
14/8/18
Сообщения
27
Симпатии
129
Депозит
0.00 RUB
Автор темы #4
Рабство в современном мире.

1. Современный раб вынужден работать без остановки до смерти, т.к. средств, заработанных рабом за 1 месяц, хватает, чтобы оплатить жилье за 1 месяц, еду за 1 месяц и проезд за 1 месяц. Поскольку денег хватает у современного раба всегда только на 1 месяц, современный раб вынужден работать всю жизнь до смерти. Пенсия также является большой фикцией, т.к. раб-пенсионер отдает всю пенсию за жилье и еду и у него не остается свободных денег.

2. Вторым механизмом скрытого принуждения рабов к работе является создание искусственного спроса на псевдонужные товары, которые навязываются рабу с помощью ТВ-рекламы, пиара, расположения товаров на определенных местах магазина. Современный раб вовлечен в бесконечную гонку за «новинками», а для этого вынужден постоянно работать.

3. Третьим скрытым механизмом экономического принуждения современных рабов является кредитная система, с «помощью» которой современные рабы все больше и больше втягиваются в кредитную кабалу через механизм «ссудного процента».С каждым днем современный раб должен все больше и больше, т.к. современный раб, для того чтобы рассчитаться с процентным кредитом, берет новый кредит, не отдав старый, создавая пирамиду долгов. Долг, постоянно висящий над современным рабом, хорошо стимулирует современного раба к работе даже за мизерную плату.

4. Четвертым механизмом заставить современных рабов работать на скрытого рабовладельца является миф о государстве. Современный раб считает, что работает на государство, но на самом деле раб работает на псевдогосударство, т.к. деньги раба поступают в карман рабовладельцев, а понятие государства используется, чтобы затуманить мозги рабов, чтобы рабы не задавали лишних вопросов наподобие: «Почему рабы работают всю жизнь и остаются всегда бедными? И почему рабы не имеют доли прибыли? И кому конкретно перечисляются деньги, выплаченные рабами в виде налогов?».

5. Пятым механизмом скрытого принуждения рабов является механизм инфляции. Рост цен при отсутствии роста зарплаты раба обеспечивает скрытое незаметное ограбление рабов. Таким образом, современный раб нищает все больше и больше.

6. Шестым скрытым механизмом заставить раба бесплатно работать: лишить раба средств на переезд и покупку недвижимости в другом городе или другой стране. Этот механизм вынуждает современных рабов работать на одном градообразующем предприятии и «терпеть» кабальные условия, т.к. других условий у рабов просто нет, а убегать рабам не на что и некуда.

7. Седьмым механизмом, заставляющим раба бесплатно работать, является скрытие информации о реальной стоимости труда раба, реальной стоимости товара, который произвел раб. И доли зарплаты раба, которую забирает рабовладелец через механизм бухгалтерского начисления, пользуясь незнанием рабов и отсутствием контроля рабов над прибавочной стоимостью, которую рабовладелец забирает себе.

8. Для того, чтобы современные рабы не требовали своей доли прибыли, не требовали отдать заработанное их отцами, дедами, прадедами, прапрадедами и т.д. является замалчивание фактов разграбления по карманам рабовладельцев ресурсов, которые были созданы многочисленными поколениями рабов на протяжении тысячелетней истории.
 
Probiv.biz

Меню

Сверху Снизу