Истории ночного ресторана

  • Автор темы Собака
  • Дата начала

Собака

Команда форума
Собака Оффлайн

Собака

Команда форума
Регистрация
12/8/18
Сообщения
1,048
Репутация
0
Симпатии
5,342
Депозит
0 руб.
Сделок через гаранта
0
На третьем курсе медуниверситета я был вынужден оставить работу в больнице и начать искать работу в ночных ресторанах.

К вопросу я подошел серьезно. Записался на курсы барменов-официантов, отучился там, получил диплом международного образца, который потом у меня ни в одном ресторане не спросили. Было забавно после тяжелейшего экзамена по биохимии прийти на экзамен курсов и рассказывать про тарелочки, сервировку и виды вина. А перед глазами медленно крутился цикл Кребса.



Набравшись наглости, я двинулся в первый ресторан. Завалился в зал и в лоб спросил подошедшую официантку:



- Работники нужны?



- Всегда нужны, - ответила девушка и отвела меня к менеджеру.



Три дня я забесплатно носился по улице, в коричневом переднике и раздавал флаеры ресторана прохожим. На вопрос – когда же меня допустят к столикам и клиентам, и, в конце концов, устроят на работу, менеджер наорала на меня и выгнала опять на улицу. Приняв к сведению ангельский характер будущего начальства, я повесил передник в зале и пошел домой.



Второй ресторан меня пугал. Это был даже не ресторан, а огромный комплекс из ресторанов, боулинга, казино, гостиницы, фитнес зала, кафе, офисов. Настоящий лабиринт залов и переходов. Мне казалось, что там работают самые лучшие и опытные. Ресторан принадлежал богатому турку, но почти все начальство, кроме генеральных директоров было из Азербайджана.



«Вот отсюда меня точно попрут», - подумал я. И пошел в атаку.



Возле барной стойки сидела миловидная женщина и курила тонкую сигарету. Рядом с ней плотный добродушный бармен натирал стаканы.



- Студент? – спросила меня женщина в ответ на робкие попытки объяснить, что мне надо.



- Студент, - ответил я.



- Бери поднос, иди на террасу. Твоя правая половина.



- Что, так сразу? – ошарашенно спросил я.



- А чего тянуть?



Не буду вам рассказывать, как я шел к своему первому столику. У меня тряслись колени, меню ходило ходуном, голос дрожал. Мои первые посетители видимо решили, что я наркоман, потому что оставили большие чаевые.



До трех ночи я отбегал по залу ресторана. В конце смены менеджер подозвала меня.



- Завтра придешь с трудовой и санитарной книжкой. Получишь форму в прачечной. Смена – два через два. Чаевые – себе. Вопросы?



- Нет вопросов, - сказал я.



После первого рабочего дня я обнаружил у себя в кармане чаевые на сумму, равную моей стипендии и всерьез задумался о смене профессии. До сих пор не уверен в своем выборе.



На следующий день я пришел в ресторан опять. Меня устроили в зал с боулингом, познакомили с коллегами и директором Ильханом и я начал работать.



На второй день моей работы в зал явился Шеф. Уселся за столик в окружении свиты, окинул ленивым взглядом свои владения. Ильхан рысью подлетел к его столику. Шеф был пожилой, маленький, очень полный, круглый, как колобок. У турков с возрастом часто меняется голос. Становится тонким и смешным. Было забавно наблюдать, как хозяин мультяшным голосом командует суровыми братьями гор.



Шеф оглядывает зал и натыкается на меня. Подманивает так пальчиком.



- Ты кто?



- Павел.



- Паша. ПашА. С таким именем богатым будешь. Что-то я тебя в ресторане раньше не видел.



- Так я же не девушка, чтоб меня замечать, - грубовато парировал я.



Свита замерла. Ильхан чуть сигаретой не поперхнулся.



- Я же говорил, с таким именем и характером – богатым будешь, - улыбнулся Шеф. – Иди работай.



Самая большая проблема официанта – это не пьяные буянящие клиенты. С такими справится служба охраны. Не ночные бабочки, с которыми мы подружились довольно быстро. А вот с любителями халявы, которых мы называли «бегунками», обжигались даже самые опытные. Столик, который ушел и не заплатил, по правилам ресторана официант оплачивал из своего кармана. По сильной скидке и себестоимости, конечно, но все равно суммы были существенные. В первые полгода работы у меня ушли два столика. Ушли глупо, обидно, но я быстро научился, озверел и стал разбираться в людях.



И вот приходит за мой столик большая компания. Четыре солидные пары, одна даже с ребенком. Едят, пью, играют в боулинг, всячески веселятся. Я ношусь, как угорелый, надеясь на хорошие чаевые. А к концу вечера компания начинает потихоньку «смываться».



Опытный официант, если он не сильно устал, всегда распознает «беглецов». Я расстроился, но виду не подаю.



Сначала ушла пара с ребенком. Потом засобирались ещё две. Остался мужчина лет сорока и женщина, неспешно пьющая шампанское.



Подхожу, надеясь, что у людей проснется совесть.



- Рассчитываться будете?



- Нет, мы ещё посидим.



- Хорошо, - говорю я и убегаю. У меня ещё полдесятка столиков. За каждым нужен глаз да глаз. Наливаю, расставляю, убираю, улыбаюсь, а боковым зрением слежу за «бегунами».



А они следят за мной, ждут, когда я уйду на кухню.



«Вот сволочи», - думаю я. Подхожу к шкафоподобному охраннику Грише.



- Гриша, пятый столик смываться собирается.



- Доктор, да ты гонишь, - не верит Гриша. – Солидные же люди.



- Гриша, кто из нас материально ответственный ты или я?



- Ну, ты, – бурчит охранник.



- Тогда я говорю тебе, что пятый столик собирается смываться. Мозжечком чувствую.



- Не умничай. Че делать будем?



- Выходи на крыльцо и прячься за колонну у выхода. Я сейчас подойду.



- Ага, - кивает Гриша. И неспешно идет на улицу.



Я пробиваю чек, складываю все в папочку. Тем временем дама допивает шампанское и лениво, демонстративно спокойно выходит. Мужичок остается один.



Я рысью вылетаю через служебный вход и присоединяюсь к Грише за колонной. От зала нас отделяет большое стекло, через которое видно все, что происходит внутри.



Обнаружив, что меня нет, последний посетитель срывается с места и практически бежит к выходу, выскакивает на улицу и в этот миг его лицо озаряет широкая довольная улыбка.



И тут я выхожу из-за колонны.



Улыбку отключили. Такой резкой смены эмоций на лице человека я никогда в жизни больше не видел. Торжество, радость, мгновенно превратились в обиду и разочарование. Мужичок по инерции дернулся ещё, чтобы отодвинуть меня и убежать на стоянку, где сидели в машине и махали руками его друзья, но тут на сцене появился Гриша и беглец уперся в его солидную фигуру.



- Вы ничего не забыли? – пробасил охранник.



- Сколько там? - с кислой миной спросил посетитель.



- А вот чек, - я подал ему папочку.



Клиент долго копался в кошельке, дотошно отсчитывая все до копейки. Потом долго с кислой миной ждал грошовую сдачу.



- Приходите к нам ещё, - вежливо сказал я на прощание.



- Но не забывайте, что рожи ваши мы запомнили, - недипломатично сказал Гриша.









Источник
 
  • Мне нравится
Симпатии: Laps

Собака

Команда форума
Собака Оффлайн

Собака

Команда форума
Регистрация
12/8/18
Сообщения
1,048
Репутация
0
Симпатии
5,342
Депозит
0 руб.
Сделок через гаранта
0
Ночная бабочка, ну кто же виноват?

Проститутки и крупный ресторан неотделимы друг от друга. В нашем ресторане они делились на три категории.

Категория первая – постоянные профессионалки. Их было десятка два. Ресторан большой, дорогой, соответственно и девушки красивые и дорогие. Мы, официанты и бармены, знали их в лицо и по именам, иногда болтали по ночам, если не было клиентов. С «постоянными» наладились какие-то едва ли не дружеские отношения. Особенно с их «старшей» под поэтичным сценическим псевдонимом Снежана. До сих пор не понимаю, что понесло эту красивую и умную женщину в «бизнес».



Категория вторая – «залетные». Этакие беспредельщицы из мира ночных бабочек. Внешность – разная, стоимость – тоже. Обычно появлялись на один-два вечера. Но их быстро вычисляли «профессионалки» и натравливали на конкуренток свою охрану.



Категория третья – «любительницы». Эти девушки к проституткам себя не причисляли. И если бы я их так назвал, они бы мне лицо расцарапали. Но как, простите, можно назвать девушку, которая готова на секс с противным пожилым иностранцем зачастую за недорогой обед в ресторане. Эта категория самая опасная и дешевая. Опасная – потому что могут устроить скандал, в отличие от профессионалок, которые ведут себя максимально тихо. Дешевая – потому что неоднократно видел, как снимающие «любительниц» клиенты, заказывают копеечные блюда и минералку и кормят своих пассий. При этом девушки одеты небедно и выглядят привлекательно. Зачем им это – до сих пор не понимаю.



Кстати с профессионалками была одна история. Как-то после ночной смены наша администратор, девочка-официантка и пожилая повариха вышли из ресторана и неспешно направились в сторону ближайшего метро. До первого поезда оставался ещё целый час, поэтому женщины шли, разговаривая и отдыхая после тяжелой работы.



Светало. Наступало теплое весеннее утро. Сквозь полупрозрачную дымку проступали сталинские фасады центрального проспекта. И тут разговор мирно беседующих дам прервали самым грубым образом. Наперерез им выскочили четыре девушки характерного вида, в боевой раскраске на суровых лицах.



- Вы чё тут ходите? – с ходу выдала первая из них.



- С работы идем, - удивленно ответила администратор.



- С какой, нах…, работы?! Это наша точка!



- Ну и на здоровье. Мы не претендуем. Дайте пройти.



- Ты что, не знаешь, что тут Гарика Копченого место?! Кто твоя «крыша»?



- Э-э, девочки, вы не поняли, - вмешалась повариха. – Мы в ресторане работаем. У нас смена кончилась, мы домой идем.



- Так какого ресторанные на нашей территории делают?! – взвизгнула проститутка и без дальнейших разговоров вцепилась поварихе в волосы.



Началась свалка, в которой на стороне ночных бабочек было численное преимущество. Женщин повалили на асфальт, начали пинать ногами. К счастью в это время по пустынной улице проезжал патрульный бобик. Не заметить драку посреди безлюдного проспекта милиционерам не удалось, как они не старались. Поэтому пришлось разворачиваться и спешить к месту происшествия.



- Что у вас тут твориться? – из патрульной машины неспешно выбрался вальяжный страж порядка.



Первая проститутка на прощание ещё раз мстительно пнула администратора и повернулась к милиционеру.



- Да вот, Саша, зашли тут на нашу территорию левые какие-то.



- Левые? Вы кто? Почему не знаю? – позевывая, спросил страж.



- Да мы в ресторане работаем! Оксана – официанткой! Вот, тетя Люда – поваром. Мы домой идем! – в отчаянии закричала администратор.



- Разберемся, - кивнул головой патрульный. – Садитесь в машину.



Троицу увезли в ближайший участок, ночным бабочкам патруль пожелал успешного завершения рабочей ночи и всех благ.



Разбирательство шло долго. Естественно – за драку ночным бабочкам ничего не было. Сотрудницы ресторана отделались синяками, царапинами и порванными колготками. Администратор после этого приключения купила и носила в сумочке увесистый шокер.



Но больше всех удивилась пятидесятилетняя повариха тетя Люба.



- Ну вот я понимаю Оксанка с Ритой девки молодые, видные, да красивые. Но я-то чем на проститутку похожа? На меня бы кто позарился? У меня внуки!



А теперь кусочек фантастики



Вечером следующего дня ресторан с плановым визитом посетила Снежана. Как всегда заказала чашку капучино, закурила тонкую сигарету и углубилась в свои мысли. И краем уха услышала, как кассир пересказывает утреннее приключение несчастной троицы бармену.



- Это Оксанке что ли досталось? – вмешалась в разговор Снежана.



- Оксанке. И Рите перепало.



- Гарика Копченого, говорите? Ну ладно, - Снежана резко допила кофе и вышла.



Ещё через пару дней она появилась снова, подозвала Оксану и показала на экран новомодного по тем временам телефона.



- Знакомая девушка?



Оксана кивнула.



- Они очень извиняются. И говорят, что больше вас не побеспокоят, - сказала Снежана.



Как рассказывала потом нам Оксана, на экране было фото одной из обидчиц, украшенное шикарным, на все лицо кровоподтеком и парой царапин.
 
  • Мне нравится
Симпатии: Laps

Собака

Команда форума
Собака Оффлайн

Собака

Команда форума
Регистрация
12/8/18
Сообщения
1,048
Репутация
0
Симпатии
5,342
Депозит
0 руб.
Сделок через гаранта
0
Четыре комнаты

На последнем этаже нашего комплекса располагалась небольшая гостиница. Два десятка номеров и огромный «люкс» с бассейном. К слову, тому, кто проектировал «люкс» стоило оторвать руки. Из-за бассейна в номере постоянно была высокая влажность, и постояльцы часто жаловались на плохую вентиляцию.

В гостиницу официантки ходить не любили. Во-первых, далеко и тяжело тащить полные тарелки в другой конец комплекса. Во-вторых, в номерах часто реализовывались сценарии фильмов для взрослых и участники действа нимало не смущались присутствием официанток. Смущались официантки. Поэтому, если поступал заказ с гостиницы, туда чаще всего отправлялся я.









Комната первая.

Заваливает к нам как-то семейка из Штатов. Папа, мама и девочка лет пяти. Американка такая типичная бой-баба под пятьдесят, реднек из Оклахомы. Излишний вес, грубые черты лица, ни малейших признаков косметики, мешковатая мужская одежда, кроссовки, спутанные седоватые патлы из-под бейсболки. Папа под стать – пузо от гамбургеров и пива, майка с Гомером Симпсоном, взгляд, как будто у него в гараже ракетный комплекс, а занесло его в бедную африканскую страну. И девочка – розовое платье, носочки-сандалики, капризная мордашка. Короче – набор стереотипов Задорнова.



Пока папаша пьет у стойки коктейль «Идиот» (коньяк с кока-колой), женская половина семьи играет в боулинг. Мамаша лихо швыряет тяжеленые шары за себя и за дочку. Девочка меланхолично посасывает «Спрайт» через соломинку.



Ну, поиграли и пошли в гостиницу.



Через час – звонок. Американцы требуют в номер чай. Блин, вы час назад были в баре – чаю не попили? Ну ладно, желание клиента – закон.



Расставляю на подносе чайник, чашки и топаю к лифту.



Дверь номера открывает мамаша в отельном халате. Глава семьи отсутствует. Девочка, завернутая в полотенце, воробьем нахохлилась на диване. Волосы мокрые – понятно, искупали ребенка, решили перед сном чаем напоить. Ну, ок. Ставлю поднос перед девочкой. Американка что-то квохчет мне, сует в карман смятый доллар. Понимаю через слово. Английский я учил плохо, а у американцев ещё и акцент какой-то техасский.



- Милк, милк, - ну это ясно. Молока им к чаю. А сразу сказать, чтоб человека, у которого в зале пять столов, туда-сюда не гонять?



Пошел за «милком».



Возвращаюсь обратно с кувшинчиков, стучу в дверь – тишина.



Ну не стоять же мне, как дураку, у меня работа внизу. Стучу громче. Дверь открывает девочка и смотрит на меня.



- Привет. Где твоя мама? – спрашиваю. – Я молока принес.



Девочка поворачивается ко мне спиной и идет на диван. Иду следом.



И тут дверь ванны открывается и оттуда, на ходу вытирая волосы, вываливается мамаша. В чем мать родила. Напоминаю – под пятьдесят, лишний вес, реднек из Оклахомы.



Я чуть кувшинчик с молоком из рук не выпустил.



Мамаша замечает меня, издает оглушительный вопль. Пулей вылетаю в коридор и слышу уже через дверь, как мамаша кричит на дочку.



- Зачем ты его пустила?! Он подумает, что мы сумасшедшие американцы!



«Ну, слава Богу! Похоже, ко мне претензий не будет», - подумал я. И убежал работать.



«Крейзи американс», конечно, ещё раз зашли в наш ресторан, поужинать. Завидев меня, мамаша надвинула бейсболку на самый нос и отвернулась. Ну и хорошо.













Комната вторая

Если гостиницу официантки не любили – то «люкс» не любили вдвойне. Частенько туда приезжали группы иностранцев из стран Ближнего востока, вызывали «профессионалок» и устраивали кутеж.



В очередной раз прибывает туда компания арабов и требует десять бутылок шампанского.



- Мы не пойдем! – тут же разбегаются девушки-официантки.



- Паша? – поднимает бровь Ильхан.



- Что бы вы без меня делали? – ворчу я. Сгружаю бутылки на тележку и тянусь в «люкс».



В ответ на мой стук открывают – ни фига себе! В бассейне плескаются нимфы. Изо всех спален доносятся характерные звуки. По ковровому покрытию номера разбросаны штаны и детали нижнего белья. Напротив меня едва стоит на ногах араб в длинных, до колен трусах.



- Шампанское?



- О-о, шампанское?! – обрадовался «гость». – Заходи, заходи.



Захожу, стараясь не наступать на разбросанные кружева.



- Паша, привет! – одна из нимф узнает меня и машет рукой.



- Привет, - отвечаю я.



Расставляю шампанское на столе.



- Бутылки открывать?



Араб кивает. Внимательно меня рассматривает. И вдруг говорит.



- Слушай, мы пять девушке заказали. Но Мухаммед слишком много водки выпил, у него уже ничего не получится. У меня идея, если мы тебе денег дадим, ты с нами останешься?



Вот честно вам скажу. Одну долгую минуту ангел и демон на моих плечах спорили. Но потом я вздохнул и покачал головой.



- Извините. Но правилами нашего заведения запрещено.



- Жаль, - усмехнулся араб. – Тогда держи.



И протянул мне купюру с Уиллисом Грантом.



Вот до сих пор думаю, может стоило остаться?













Комната третья.

А однажды в нашем ресторане выступал Юрий Михайлович Антонов. И жил в гостинице. И я приносил ему ужин в номер. Простой дядька, очень разговорчивый. Но вот попросить автограф у живой легенды я как-то не решился, о чем впоследствии очень жалел.



Зато когда в гостинице остановился Михаил Сергеевич Боярский, я набрался наглости. И, напевая «Ланфрен-ланфра», понес ужин Д,артаньяну.



- О, заходи, на стол поставь, - сказал Боярский голосом, от которого у многолетнего фаната «Дона Цезара» дрогнуло сердце.



- Здравствуйте. А можно автограф? - пролепетал я.



- Конечно. Давай.



Я зашарил по карманам, но, к сожалению, вспомнил, что блокнот для записей я оставил внизу, в ресторане. И из бумаги у меня с собой только чек.



- А можно на чеке?



- Да без проблем. Тебя как зовут? – спросил Боярский.



- Паша.



Ну, он и написал прямо на чеке – «Паше от Миши». А я, придурок, через день этот чек потерял!













Комната четвертая

Поздним вечером один из номеров заказывает ужин. День будний, людей в ресторане особо нет. Стоять впустую скучно. Думаю, хоть какое-то развлечение.



Поднимаюсь, стучу. Дверь рывком распахивается. На меня с яростью смотрит невысокий мужичок в халате.



- Чего тебе?!



- Ужин принес. Вы заказывали.



- Пошел на х..!



И дверью перед носом – тресь!



Ну и ладно, не сильно-то и хотелось. Только развернулся, чтобы уйти, как дверь снова распахивается.



- Зайди!



Так, если что – в ресторане меня хватятся через полчаса. Расчленить труп не успеют.



Захожу. На кровати сидит дама, вся в слезах и соплях. Давешний мужичок ходит перед ней из угла в угол с рычанием тигра. Ставлю поднос на стол и начинаю сгружать тарелки.



- У тебя баба есть?! – вдруг спрашивает мужчина.



- Есть, - отвечаю я.



- Давно вы вместе?



- Около года, а что?



- Вот если бы твоя баба на твоих глазах клеила другого мужика – ты бы её убил?



Интересный вопрос. Смотрю на зареванную барышню – она смотрит на меня. И что мне сказать?



- Не-е, такую красивую не убил бы.



- Считаешь, она красивая?



- Да вообще отпад!



- Но ведь дура же! – немного смягчает тон мужик.



- А зачем красивой женщине быть умной? – спрашиваю я.



- Верно. Все, иди отсюда!



Почти вытолкал меня из номера. И снова, уже по затылку мне дверью – тресь!



Наутро женщина передала мне через бармена крупную купюру и салфетку с отпечатком губной помады. Хорошо, что её муж не видел.







 
  • Мне нравится
Симпатии: Laps

Собака

Команда форума
Собака Оффлайн

Собака

Команда форума
Регистрация
12/8/18
Сообщения
1,048
Репутация
0
Симпатии
5,342
Депозит
0 руб.
Сделок через гаранта
0
Терпеть не могу горящие коктейли. Постоянно, как закажут какой-нибудь «Б-52» или, прости Бахус, «Самбуку» с «Тараканом», так у нас начинаются проблемы. Были случаи - чуть ресторан не сгорел. Ну, первый раз ладно, нетрезвый мужичок свой «Галилео» на стойку опрокинул. Стойка вспыхнула, но Сашка-бармен был наготове, сбил огонь мокрой тряпкой. Второй посетитель похуже учудил. Заказал «Чиваву», ну и махнул её не глядя. А мода на бороды-усы тогда только начиналась. Люди ещё не привыкли. Короче полыхнула его борода, по залу палёным запахло. Мужичок бегает между столиков, орёт, дымится, а за ним Наташка-официантка с полотенцем. Другие посетители рты раскрыли, не понимают, то ли это файер-шоу такое, и хлопать надо, то ли пора ноги в руки и бежать.

Посетитель в сцену врезался, застрял. Тут Наташка на него хищной тигрицей набросилась и по морде полотенцем – хрясь, хрясь! Потушила. Он потом, кстати, вместо благодарности на неё жалобу накатал. Мол, чего это какая-то официантка его по щекам мокрым полотенцем отхлестала?

Поэтому ну их, эти горящие коктейли. Наш директор Эльшан как-то не на шутку озадачился. Притащил из машины запасной огнетушитель. Как в очередной раз горящий коктейль заказывали, так бармен Эльшану кивал и директор поближе к огнетушителю передвигался. Ему так было спокойнее.

Я тоже один раз попал. Одиннадцать вечера, бегаю, как обычно между столиками. Этим – пива, этим – дурум (куда белорусскому ресторану без кебабов-дурумов, национальная кухня). А тут приходит компания девиц, которая уже где-то хорошо погуляла. Берут на час биллиард и начинают у этого биллиарда красивые позы принимать, да фотографироваться. Игра им, понятное дело, побоку. Они за кавалерами пришли.

Эльшан оживился, подсел к биллиардному столу, принялся советы давать, шары подкатывать. Посетительницы хихикают, но в лузы, несмотря на советы, не попадают. И тут одна мне машет.

- Молодой, - говорит, - человек. А можно мне коктейльчик?

- Можно, - говорю. – Отчего нельзя. «Пина Колада», «Секс на пляже», «Лонг-Айленд».

- Не-е-е, - мотает головой девушка. – Мне градус понижать нельзя. А дайте-ка мне «Б-52».

Слышу – Сашка-бармен застонал. У Эльшана сразу улыбка пропала, и он от биллиарда к огнетушителю подался. Всё-таки даже у азербайджанцев основной инстинкт это не размножение, а выживание.

Сашка снимает с полок бутылки, жонглирует ими, наливает ликёры послойно. В финале кладёт на поднос трубочку, завёрнутую в кокетливую салфеточку, и чиркает зажигалкой.

Девушка с улыбкой берёт трубочку и, не снимая салфеточки, начинает пить. Естественно, салфеточка у неё в руках мгновенно загорается. Девушка пару секунд оторопело смотрит на пылающий в её маникюре факел.

- Твою ж мать! – я выхватываю горящую салфетку из рук посетительницы, огонь обжигает мне пальцы, но я уже мчусь за стойку, где мойка для стаканов и кран с водой. За мной вдоль стойки бегут Наташка с полотенцем, Шурик с тряпкой и Эльшан с матами. Огонь полыхает, боль вот-вот станет нестерпимой, но мойка уже в двух шагах. Несусь, как олимпиец с факелом. А стойка, чтоб её, не кончается. Я потом мерял – она всего-то в длину пять шагов, но тогда мне казалось, что я минимум стометровку бегу. Пахнет уже палёным официантом и люди вокруг меня разбегаются. Чувствую себя каким-то Геростратом.

Добежал, короче. Потушили. Пальцы слегка обжёг, но не смертельно. Эльшан, держась за сердце, к стене привалился.

- ПашА, нехороший ты человек. Надо было на пол бросать и ногами топтать!

Надо было. Не сообразил. Да и пол жалко. Почти новый, блестящий. Ещё вычтут из зарплаты порчу иностранного имущества.

А девушки около биллиарда оклемались маленько, руками машут. Понравилось им файер-шоу.

- Молодой, - говорят, - человек. А можно нам «Стратосферу»? Всем троим.

- Ну бли-и-ин, - застонал Эльшан и полез за огнетушителем.

С тех пор не люблю я горящие коктейли. Ну их. Опасное это дело.

 
  • Мне нравится
Симпатии: Laps
Сверху Снизу